Пресс-Центр

Компания «Умалат» вернула право на производство адыгейского сыра за пределами Адыгеи

Компания «Умалат» вернула право на производство адыгейского сыра за пределами Адыгеи

Арбитражный суд отклонил иск адыгейских производителей к компании «Умалат» о нарушении исключительного права наименования места происхождения товара «Сыр Адыгейский». Это дало российским сыроделам право впервые за долгое время использовать это название для своей продукции. 

27 февраля 20-й Арбитражный апелляционный суд отклонил апелляцию Союза производителей продукции «Сыр Адыгейский» к ЗАО «Умалат», требующую запретить компании употреблять наименование «Сыр Адыгейский» и взыскать компенсацию за его незаконное использование. Первый иск к «Умалат» был отклонен 26 ноября 2018 года. 

Отстаивая свое исключительное право на товарный знак «Сыр Адыгейский», адыгейские производители ссылались на то, что он зарегистрирован Роспатентом как наименование места происхождения товара (НМПТ). Этот статус, по сути, лишает остальные российские компании возможности употреблять название «адыгейский сыр» для своей продукции. Право на него сохранялось только за пятью заводами республики: Гиагинским, Красногвардейским, Тамбовским, Шовгеновским и Адыгейским молочным заводом. 

Однако традиционный способ производства сыра, зафиксированный в НМПТ, невозможен при использовании в промышленных масштабах. Поэтому сегодня никто из российских компаний, включая и самих адыгейских сыроваров, не соблюдает требования НМПТ — этот факт и стал основным аргументом компании «Умалат». Продукция выпускается по ТУ или ГОСТу «Сыры мягкие. Технические условия», который разрешает создание адыгейского сыра любым производителям в стране. 

В патенте НМПТ «Адыгейский сыр» перечислены требования к технологии его создания: осаждение белка путем внесения кислой молочной сыворотки, формование и прессование сыра в плетеных корзиночках из ивовых прутьев, изготовленных ручным трудом, использование сырья только адыгейского происхождения. Соблюдение НМПТ в данном виде в промышленных масштабах невозможно, т.к. использование плетеных корзиночек не соответствует современным санитарным нормам. Поэтому весь адыгейский сыр на территории России, включая произведенный в республике Адыгея, создается именно по ГОСТу. 

Производство адыгейского сыра регулируется одновременно двумя противоречащими друг другу документами: ГОСТом и НМПТ. Но российские потребители знают этот продукт именно по требованиям ГОСТа — аутентичный сыр, сделанный в соответствии с НМПТ, сейчас никому не знаком. Компания «Умалат» отметила, что наименование «Адыгейский сыр» вошло в употребление для обозначения товара определенного вида и не связано с местом его производства — это предусмотрено пунктом 2 статьи 1516 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

«Попытка Адыгеи забрать себе исключительное право на производство адыгейского сыра в первую очередь сказывается на потребителях, лишая их возможности приобрести сорт, к которому они привыкли, — отметил основатель ЗАО «Умалат» Алексей Мартыненко. — Такая ситуация не только неправильна, но и абсурдна: нельзя требовать от других соблюдения правил, которые нарушаешь сам. Мы рассчитываем, что после решения суда сорт сыра, любимый многими нашими клиентами, вернется на прилавки магазинов». 

Требование адыгейских компаний запретить производство продукта за пределами республики привело к падению рынка адыгейского сыра. Решение торговых сетей снять с прилавков адыгейский сыр, произведенный в других регионах России (то есть 70% всей продукции), по данным AC Nielsen, стало причиной падения рынка в 2017 году на 15,2%, в 2018 — на 18%. Такой дисбаланс может стать причиной рецессии сырной отрасли в России.

Возврат к списку