Пресс-Центр

Алексей Мартыненко: «Люди улыбаются, потому что чувствуют себя нужными»

Алексей Мартыненко: «Люди улыбаются, потому что чувствуют себя нужными»

История севского завода «Умалат», где создаются свежие сыры, началась с кулинарного эксперимента на домашней кухне его основателя. Сейчас на предприятии изготавливается более сорока видов полезных сыров — от итальянской моцареллы до кавказского сулугуни. В этом году «Умалату» исполнилось 15 лет. Есть и еще одна приятная новость. На «Свенской ярмарке–2018» компания была признана лучшим предприятием пищевой и перерабатывающей промышленности Брянской области. О ярких моментах биографии завода, о новых успехах и о доверии к людям, читателям нашего журнала рассказал акционер ЗАО «Умалат» Алексей Мартыненко.

Человек и молоко 
— Алексей, 15 лет для вашей компании — большой или маленький юбилей? 
— Нам кажется, что 15 лет — это много, но с другой стороны ощущение, будто вчера все началось. Мы до сих пор себя чувствуем небольшой компанией, таким небольшим стартапом. Только-только, можно сказать, сформировалась организация со своими ценностями, потому что до этого она вроде и была, но варилась в собственном соку. 

— Как родилось название «Умалат»? 
— Эта история родом с Кавказа. У меня был приятель, владелец молокозавода в Адыгее. В общем-то, этот бренд я придумал для него. Он Сергей Умалатович, и я предложил: «Хорошее название – «Умалат». Но в какой-то момент приятель от идеи отказался, а когда мы начали запускать кавказские сыры сулугуни, чечил, брынзу, то наши маркетологи посчитали, что это название прекрасно подойдет. Потом так же назвали компанию. 

— Что означает это слово? 
— На Кавказе — мужское имя. На итальянском языке — человек и молоко. «Латте» по-итальянски — молоко, очень часто его сокращенно называют «лат». А «ума» значит человек. Поэтому мы оставили это название, оно и кавказское, и итальянское. 

Домашняя моцарелла 
— Алексей, а вы сами пробовали делать сыр? 
— У меня с этого все и началось. В 1998-м я стал дома делать сыры моцареллу и брынзу. Знакомый технолог с того же кавказского завода научил. И когда приезжали гости, я их мог угостить свежей моцареллой. Однодневной правда, она дольше не хранилась, все-таки санитарные условия не были правильные. Но в принципе не так сложно делать ту же моцареллу в домашних условиях. 

— Где брали молоко? 
— Покупали в соседней деревне. Главное – нельзя использовать стерилизованное молоко, нужно сырое. А в тот момент в магазинах пастеризованного молока еще не было. 

— Сейчас какое молоко используете на производстве? 
— Мы покупаем сырое молоко, и сами его здесь пастеризуем, а потом уже делаем сыры. 

— Ваш домашний сыр по качеству был не хуже заводского? 
— Он не хуже, если употребить в пищу сразу же. Через день этот сыр есть уже невозможно. А на заводе мы производим такие сыры, как рикотта и маскарпоне, у которых обозначен срок годности 90 дней, но даже спустя год, они все равно будут хорошего качества. И это без использования консервантов. 

— Как этого удалось добиться? 
— За счет качественного молока и за счет санитарных условий. У нас чистота на первом месте, стерильность, поэтому сыр хранится долго. 

Современные очистные 
— Сейчас на заводской территории ведется строительство. Планируете увеличивать объемы производства? 
— Сегодня мы перерабатываем 100 тонн молока в день, наша цель — на следующий год перерабатывать 250 тонн. Мы расширяем производство, и в связи с этим идут строительные работы, они еще продолжатся год-полтора. 

— Алексей, в прошлом году на предприятии были построены современные очистные сооружения, они уже в действии? 
— Строительство очистных идет в два этапа. Сейчас мы построили физико-химическую очистку, это первый этап очистки стоков, в котором убираются жиры, белки, взвешенные вещества, свободный кислород и т.д. Дальше сбрасываем их на поля фильтрации, и они там отстаиваются. Для того чтобы построить очистные сооружения полного цикла, необходим второй этап — биологическая система очистки. Это более серьезная часть очистных, которая требует большого объема строительных работ. Тогда уже будем сбрасывать очищенную воду в реку, а затем утилизировать ил. Это вода полностью пригодна для рыбохозяйственного назначения. В данный момент мы перерабатываем контракты по поводу выбора поставщика на биологическую очистку. Надеюсь, что к следующему сентябрю запустим проект. 

— Летом местные жители жаловались на запах в городе. Как решаете этот вопрос? 
— Мы говорили о том, что уже физико-химическая очистка позволяет убрать запах полностью. Он остается еще от старых стоков, но все меньше и меньше. Уверен, через год этого запаха не будет, нужно еще немного времени. 

— Очистные сооружения — это значительные вложения вашей компании? 
— В общей сложности мы потратили 80 миллионов рублей, и еще должны потратить 180 миллионов. Итого весь комплекс очистных будет стоить 260 миллионов рублей. Это значительные ресурсы. Но мы рады, что это делаем, ведь нужно понимать, что в России только несколько молочных заводов имеют очистные полного цикла, в Брянской области пока ни одного. 

— В интервью вы говорили, что инвестируете в строительство городских очистных сооружений в Севске. 
— Да, мы им помогаем, выделили средства на проектирование очистных. И еще будем строить коллектор и для себя, и для Севска, потому что нам нужно в конце города сбрасывать очистные. Сейчас идет его проектирование. Поэтому надеемся, что в перспективе в Севске появятся современные городские очистные. Мы живем здесь все вместе, поэтому стараемся помочь городу. 

Доступнее для людей 
— Алексей, как часто на заводе появляются новинки сыров? 
— У нас стратегия — в год выпускать от 3 до 5 новинок. Это новые упаковки или новые виды продуктов. Допустим, шоколадной рикотты и шоколадного маскарпоне нет ни у кого. Через полгода мы выпустим продукт, похожий на Нутеллу. Единственное отличие этой пасты в том, что она будет полностью натуральной, полезной и очень похожей на шоколадную риккоту. 

— Сколько видов сыров производите? 
— Порядка 40-45 под разными брендами Unagrande, Pretto, Умалат. Отличие — в заквасочных культурах и технологиях изготовления. Продукт называется одинаково, но вкус другой, чтобы люди могли выбрать. 

— Использование натуральных ингредиентов удорожает продукцию. Люди рады бы покупать натуральное, но не все могут себе это позволить. Вы пытаетесь сделать продукт доступнее по стоимости? 
— Мы работаем над снижением наценки торговых сетей, дистрибьютеров. И, кстати, в этом сильно продвинулись за последний год. Реально пытаемся сократить себестоимость, но не за счет самого продукта, а за счет уменьшения расходов. Например, сейчас запустили новый современный немецкий котел, и экономим где-то 10 % газа. Делаем установку реактивной мощности, которая позволит на 7 % снизить затраты на электроэнергию. Мы запустили градирню, то есть используем погодные условия для процессов охлаждения сыворотки. И вот все эти инновации, которые привозим из Европы, внедряем именно для того, чтобы сократить себестоимость и сделать продукт доступным для людей. Но мы не сможем никогда быть дешевыми просто потому, что сам продукт делаем из натурального молока и натуральных компонентов. Мы и не стремимся быть самыми дешевыми, это точно не наша цель. Но стараемся выпускать такой продукт, чтобы человек не смог отказаться от его покупки. 

Рецепты качества
 — Алексей, 15 лет назад вы пришли на полуразваленный завод. Удалось сохранить коллектив? 
— Когда я пришел сюда, здесь было всего 12 человек. Из них один остался, он до сих пор работает. Остальные, конечно, новые. Но я скажу, что климат начал меняться в последние четыре–пять лет. И вот сейчас если вы зайдете в цеха, увидите, что люди довольны, улыбаются и уверены в себе. Потому что сейчас хорошие условия работы, хорошая зарплата. И здесь собрались те, кто хочет работать, а не схитрить, люди дорожат своим рабочим местом. В этом смысле получилось, как я хотел. Да, работать непросто, тяжело, но это тоже приносит моральное удовлетворение. 

— Люди делают одно общее дело? 
— Да, они очень вовлечены в процесс. Как сказал Генри Форд: «Качество — это делать что-либо правильно, даже когда никто не смотрит». 

— То есть работают ценности? 
— Для большинства людей да. Поменялась культура. Мы сформулировали на заводе 24 ценности, в которых говорим о том, что люди должны быть уверены в себе, что работа им в удовольствие, что мы постоянно учимся, внедряем инновации. Недавно по случаю 15-летия завода была сессия, на которой три дня обсуждали рецепты качества нашего бизнеса. Их сами сотрудники придумали. Рецепты будут размещены при входе на завод и в офисе. Вот к примеру: «Мы производим продукт, который любим», «Наш продукт = молоко высшего качества + натуральные компоненты», «Мы привлекаем лучших специалистов с родины сыра». У нас три итальянских специалиста, и один из Адыгеи. А еще у нас есть погружение каждого сотрудника в работу смежных отделов на 4 дня в году. Вот вчера продавцы сыра приезжали и трудились на производстве. 

Возраст не важен 
— На заводе в основном севчане работают? 
— В основном да. Но у нас есть люди из разных городов. Некоторые переехали из Москвы, и им нравится. Всего 308 человек. Из Севска как раз молодежь. Но возраст для нас вообще не важен. Допустим, замдиректору, который занимается сырьем, 68 лет, и он хорошо работает. Для нас очень важно, чтобы люди работали по призванию, а не потому, что у них нет выхода. Человек должен сам выбирать свое счастье. Плохо, что мало таких предприятий. Но я думаю, что они будут появляться. Мы пытаемся построить организацию, где голос каждого важен. 

— Алексей, вы постоянно находитесь на производстве в Севске? 
— Нет. Здесь всегда был директор завода. У нас есть офис в Москве и в Севске. Я приезжаю сюда раз в месяц на несколько дней. Сейчас ведь нет проблем со связью, и в скайпе мы постоянно проводим совместные видео-совещания. Ну и потом у меня такая позиция, что нужно доверять людям. Устаревший взгляд работы, когда нужно самому все контролировать. Если люди мотивированные, то этого не надо делать. 

— Добиться мотивации можно хорошей зарплатой?
— Я уже говорил, если вы зайдете в цех, то увидите: люди улыбаются. И это не потому, что им тут хорошо и у них есть горячий кофе. Они улыбаются по другому поводу — люди чувствуют себя нужными, и что они делают, это важно. Мы просто подобрали сюда тех, кто хочет работать, и платим нормальную зарплату. Может, это не такие уж и большие деньги, но по крайней мере на них можно накормить семью и осуществить какие-то планы. К примеру, люди стали путешествовать. Если бы вы приехали сюда несколько лет назад, то около завода увидели бы одни велосипеды, сейчас парковка не вмещает машин. И это неплохо. 

— У вас остается время на увлечения? 
— Люблю кататься на горных лыжах, ходить в горы, заниматься фитнесом, плавать, бегаю каждое утро. Несколько раз в году стараюсь отдохнуть. Морально так иногда выкладываюсь, что нужно какое-то время, чтобы собраться с мыслями, энергию подкопить. Путешествую, езжу на Алтай. На время отпуска отключаю телефон, почту, ребята сами принимают решения. 

— Настолько доверяете? 
— А как иначе?! Вот это именно и есть мотивация. Когда ты людям не даешь возможности принимать решения, боясь, что они сделают ошибки, это демотивирует. Так как сотрудники разделяют ценности и стратегию, то ошибки, которые они могут совершить, не такие страшные. 

— Алексей, спасибо за интервью. Успехов вам! 

Беседовала Елена Ларина, журнал «Брянские Миряне» №4, 2018

Фото автора и пресс-офис ЗАО «Умалат»

Возврат к списку